Современный
психоанализ

Аутистический объект

Неврозы

Сказку Алексея Толстого «Прожорливый башмак», признаться, в детстве не читал. Даже не знал о ее существовании. Лет десять назад один мой знакомый рассказывал, что в детстве этот маленький рассказ наводил на него дикий ужас. Особенно та самая рожа под комодом. Весь рассказ в целом показался мне плодом фантазии автора, и на первый взгляд ничего особенного в нем не было. Действительно, для ребенка чувствительного, с богатым воображением, да еще и страдающего от детских страхов, такая сказка могла показаться страшной. Но для начала сам рассказ.

 
Алексей Толстой «Прожорливый башмак» 
 
В детской за сундуком лежал медведюшка, — его туда закинули, он и жил. В столе стояли оловянные солдаты с ружьями наперевес. В углу в ящике жили куклы, старый паровоз, пожарный с бочкой, дикая лошадь без головы, собачка резиновая да собачка, которая потерялась, — полон ящик. 
А под кроватью валялся старый нянькин башмак и просил каши. Когда нянька зажигала ночник на стене, говорила «ох, грехи» и валилась на сундук, слетал тогда с карниза зазимовавший комар и трубил в трубу, которая у него приделана к носу: 
 
— На войну, на войну! 
 
И тотчас выпрыгивали из стола солдаты, солдатский генерал на белом коне и две пушки. Из-за сундука лез медведюшка, расправлял четыре лапы. С ящика в углу соскакивала крышка, выезжал оттуда паровоз и на нём две куклы — Танька и Манька, пожарный катил бочку, собачка резиновая нажимала живот и лаяла, собачка, которая потерялась, нюхала пол и скребла задними лапами, лошадь без головы ржала, что ничего не видит, и вместо головы у неё торчал чулок. 
 А после всех вылезал из-под кровати нянькин башмак и клянчил: 
 
— Каши, каши, каши! 
 
Но его никто не слушал, потому что все бежали к солдатам, которые, как самые храбрые, бросались вперёд к пузатому комоду. 
 
А под комодом лежала страшная картинка. На картинке была нарисована рожа с одними руками. Все смотрели под комод, куклы трусили, но под комодом никто не шевелился, и куклы сказали: 
 
— Только напрасно нас напугали, мы пойдём чай пить. 
 
И вдруг все заметили, что на картинке рожи нет, а рожа притаилась за ножкой комода. Куклы тотчас упали без чувств, и паровоз увёз их под кровать, лошадь встала на дыбы, потом на передние ноги, и из шеи у неё вывалился чулок, собачки притворились, что ищут блох, а генерал отвернулся — так ему стало страшно, и скомандовал остаткам войска: 
— В штыки! 
 
Храбрые солдаты кинулись вперёд, а рожа выползла навстречу и сделала страшное лицо: волосы у неё стали дыбом, красные глаза завертелись, рот пополз до ушей, и щёлкнули в нём жёлтые зубы. 
Солдаты разом воткнули в рожу тридцать штыков, генерал сверху ударил саблей, а сзади хватили в рожу бомбами две пушки. В дыму ничего не стало видно. 
Когда же белое облако поднялось к потолку — на полу в одной куче лежали измятые и растерзанные солдаты, пушки и генерал. А рожа бежала по комнате на руках, перекувыркивалась и скрипела зубами. 
Видя это, собачки упали кверху лапами, прося прощения, лошадь брыкалась, нянькин башмак стоял дурак дураком, разиня рот, только пожарный с бочкой ничего не испугался, он был «Красный Крест» — и его не трогали. 
 
— Ну, теперь мой черёд, — сказал медведь; сидел он позади всех на полу, а теперь вскочил, разинул рот и на мягких лапах побежал за рожей. Рожа кинулась под кровать — и медведь под кровать, рожа за горшок — и медведь за горшок. Рожа выкатилась на середину комнаты, присела, а когда медведь подбежал, подпрыгнула и отгрызла ему лапу. 
Завыл медведь и улез за сундук. 
 
Осталась рожа одна; на левую руку опёрлась, правой погрозилась и сказала: 
 
— Ну, теперь я примусь и за ребятишек, или уж с няньки начать? 
 
И стала рожа к няньке подкрадываться, но видит — свет на полу, обернулась к окну, а в окне стоял круглый месяц, ясный, страшный, и, не смигнув, глядел на рожу. И рожа от страха стала пятиться, пятиться прямо на нянькин башмак, а башмак разевал рот всё шире и шире. И когда рожа допятилась, башмак чмокнул и проглотил рожу. 
Увидев это, пожарный с бочкой подкатился ко всем раненым и убитым и стал поливать их водой. От пожарной воды ожили генерал, и солдаты, и пушки, и собаки, и куклы, у медведя зажила лапа, дикая лошадь перестала брыкаться и опять проглотила чулок, а комар слетел с карниза и затрубил отбой. И все живо прыгнули по местам. 
А башмак тоже попросил водицы, но и это не помогло. 
Башмак потащился к комоду и сказал: 
 
— Уж больно ты, рожа, невкусная. 
 
Понатужился, сплющился, выплюнул рожу и шмыгнул под кровать. А рожа насилу в картинку влезла и больше из-под комода ни ногой, только иногда по ночам, когда мимо комода медведюшка пробегает или едут на паровозе куклы, — ворочает глазами, пугает. плоская рожа.
 
 
Когда я лучше узнал этого моего знакомого, то нам пришлось однажды вернуться к сюжету этого рассказа. 
 
Это произошло во время откровенного разговора на тему паранормальных явлений, в котором он признался, что в детстве по ночам к нему приходил Дьявол. Он выглядел, как двухметровый мужчина с козлиной головой, длинными человеческими руками и копытами вместо ступней. У него все время был большой эрегированный член. 
 
Я улыбнулся и сказал ему: 
 — Видишь, рожа под кроватью оказалась не самым страшным в твоем детстве. 
— С чего ты взял? – ответил мой знакомый, — если выбирать между Дьяволом и этой плоской рожей, то последняя — до сих пор самое отвратительное и пугающее воспоминание детства. Я даже сейчас не могу до конца осознать того страха, который я испытывал. 
 
 Для меня это прозвучало странным:
— И все-таки скажи почему? 
 Мой знакомый задумался:
 — Трудно объяснить… Понимаешь, Дьявол или демон – он разумеется, страшный, но по крайней мере, он живой, объемный. Он вселял ужас, но в нем было что-то притягательное, как будто с ним можно войти в контакт, может что-то соблазняющее…
 — А может? – начал было я выдвигать свою аналитическую версию возможной причины появления демона в его детской спальни, но он оборвал меня: 
— Только не начинай, хорошо? Думаешь, ты такой умный психолог, что готов меня удивить гипотезой, что меня по ночам трахал мой папаша или его брат рецидивист? 
— Ну, в такой манере я бы точно не выразился, — ответил я, – ладно, давай не будем углубляться… Так что там с рожей? 
 
Мой знакомый задумался. В какой-то момент у меня по спине пробежали мурашки. Он молчал, ушел в себя. Внутри, как я бы сейчас сказал, появилась отчетливая контрпереносная реакция чего-то отвратительного, отталкивающего, тошнотворного и одновременно ужасного. Чего, к слову сказать, не было, когда он мне рассказывал про Дьявола с козлиной головой и большим эрегированным членом. 
Наконец, он сказал примерно следующее: 
— Понимаешь, все игрушки в спальне, все предметы, – все воспринималось мной как объемное, как то, с чем можно иметь дело. Солдатики, мишка, лошадь с оторванной головой –реальны, потому что они помещаются в трехмерное пространство и с ними можно проводить какие-то действия руками. То, что игрушки разговаривают – нормально, ведь это же сказка. 
Даже главный герой, башмак хотя и прожорливый с зубами, но он укладывается в голове, потому что имеет объем и в него реально можно что-то запихать, но эта рожа… Она плоская, она нарисована на бумаге, но она неестественным образом ведет себя в этом вымышленном мире объемных предметов: она оживает, она сползает с листа и попадает в мир 3D объектов. 
Более того, эта плоская нарисованная двухмерная тварь угрожает объемным предметам, нападает на них, откусывает лапу Мишке. Но как!? У меня это просто не укладывалось в голове, как существо на плоскости угрожает объемным предметам!? 
 
Мой знакомый не мог остановиться и продолжал говорить: 
— И потом, представим даже, что эта плоская рожа имеет зубы и может кусаться, но куда ей заглатывать!? Ведь у нее нет даже живота! Это рожа с нарисованными плоскими руками, и эти руки просто приделаны к голове! Невозможно даже представить, каким образом она передвигается. 
Мне было реально страшно, я готов был согласиться, что игрушки могут оживать, но что рисунок карандашом покидает плоский лист и попадает в объемный мир предметов, нападает на них и разрывает на части, даже оловянных солдатиков — это просто трэш. 
 
 — Но ведь тебя не пугали рисованные мультики в детстве? 
— Нет, не пугали, потому что герои рисованных мультиков не выходили за пределы плоского мира, а в этой сказке существо из плоского мира не просто попадает в объемный мир, но и угрожает, нападает и калечит его! 
 
— Тебя это сводило с ума? -Наверное, да… — А почему тогда, позволь тебя спросить, рогатый демон с эрегированным членом в твоей спальне пугал тебя меньше? Тебе не кажется, что он тоже прорвался в наш трехмерный мир и это должно быть страшно? 
 — Да, это страшно, но одновременно это легче было переносить, по крайней мере, мне. 
 — Поясни. 
— Потому что он из 4-х мерного мира, т.е. из тонкого, более высокого мира, другого, но более объемного, чем наш. Нас пугают паранормальные явления, потому что они не вписываются в нашу трехмерную картину миру, они приходят из миров более объемных, чем наш. И это естественно, что они кажутся нам угрожающими. 
 — Слушай, но в 5-6 лет ты не мог думать в таких категориях! 
— Вот именно, потому что дети обладают более широким сознанием, шире, чем 3-х мерный мир взрослых. Да, я согласен, что думать в таких категориях я не мог, а воспринимать 4D мир мог. Взрослея, мы словно запихиваемся в трехмерный мир, также как рожа возвращается в свой плоский мир. 
 
Детский мир намного объемнее, он имеет четыре, а может пять измерений. Вот почему мир взрослых особенно одаренным детям, детям индиго, кажется плоским. Дети, которых считают сумасшедшими, могут разговаривать с призраками, духами, и тайными друзьями, потому что обладают экстрасенсорными способностями, они видят мир в большем измерении. 
 
Вот почему появление демона для меня было более приемлемым, чем эта плоская рожа. Я просто уверен, что существа из других миров видят нас плоскими, когда мы лезем в 4-х мерный мир, и тогда их также воротит, как меня от этой плоской рожи. Понимаешь? 
 — Стараюсь, — ответил я. 
— Вот лежит это рожа под кроватью и не высовывается. Покажи мне, сейчас ужасный рисунок или фото — да, мне будет страшно, неприятно. Но, прости меня, если то, что находится на рисунке или фото выходит наружу и угрожает тебе, то это жутко. 
 
Я считаю, религию, духовность, искусство, произведения и продукты культуры мостом в иной 4-х мерный мир, и наше обыкновенное 3-х мерное существование не может угрожать тому миру, мы можем лишь уничтожить мосты или окна в тот мир, т.е. уничтожить культуру, искусство, знания. Но когда нашему миру начинает угрожать нечто плоское, линейное, нечто, не имеющее объема, но крайне агрессивное, иными словами нечто с еще более низким уровнем сознания, то тогда нашему 3D миру может грозить регресс и разрушение. Это как вирус, как рак, все, что наше 3D сознание не может победить… 
 
 — Но рожа была в итоге повержена! – хотел я было смягчить его накал. 
— Да, но кем!? Ее остановил месяц, нечто из того далекого 4-х мерного символического мира. Хотя его видно в окне, льется его свет, но физически он находится на огромном расстоянии и не может реально повредить Рожи. Но Рожа этого не знает!!! В ее плоский и ограниченный мир такое расстояние просто не помещается. Плоский мир может делать только плоские, линейные проекции и он крайне ограничен. 3D объекты осуществляют объемные проекции, они могут воспринимать месяц, как объемный объект на расстоянии. Но чтобы воспринять его как нечто символическое, как то, что может воздействовать вне пространства и времени, то для этого уже нужен уровень сознания 4D. 
Именно от его света (т.е. не выносимой и не перевариваемой для рожи проекции) она попятилась и была проглочена башмаком! Но заметь – этот старый трехмерный башмак ее не смог переварить. Ей просто указали на ее место. 
Рожа вернулась в свою плоскость, но она все еще там под кроватью. Эта плоская тварь все еще там, и она ждет своего часа, чтобы выбраться наружу. 
Без силы 4D мира, наш 3-х мерный мир будет всегда уязвим перед агрессией плоского примитивного сознания… 
 
Однажды спустя несколько лет, когда я смотрел Шрэк 3D, я вспомнил этот разговор и этот рассказ Толстого. 
И знаете, что именно мне напомнило о них? — Пряничный человечек, эта плоская печенька среди объемных 3D героев. 
В последствие этот рассказ я часто вспоминал, когда знакомился с проблемой аутизма. Фактически плоская рожа оказалась тем самым аутистическим объектом, который напугал моего шизоидного знакомого. 
Дьявол в спальне – это, наоборот, шизоидный объект, существо из понятного для него 4D мира. 
 
Этот рассказ помог мне нащупать разницу между аутистическим миром и шизоидным миром. Как известно, аутисты «не выносят» объем, их коррекция часто связана со взаимодействием с объемными предметами. Это помогает им научиться функционировать в нашем 3D мире, в мире объемных предметов, емкостей и контейнеров. 
 
Аутизм предполагает невозможность контейнирования, непереносимость и невосприимчивость к чувствам и объему, который они несут. Плоская рожа одинока и отрезана от мира объемных игрушек, которые взаимодействуют между собой через отношения и эмоции, а также через совместное достижения целей (т.е. через уровень общественного сознания). 
С другой стороны, рожа их пугает, как пугают нас аутизм. 
 
Аутисты – чужаки в нашем мире, они иные. Агрессия рожи напоминают агрессию детей-аутистов, за которым стоит желание объема, желание контакта, который им недоступен. 
 
Возможно, рожа так и лежала бы себе под комодом, если трехмерный мир не стал нападать на него, а может и нет. Удивительно, вернее, неудивительно, что ссылки на данную сказку Алексея Толстого я слышал за время моей практики от нескольких клиентов. Кроме того, ярко выраженное чувство отвращение и отталкивания, которое сделалось для меня легко узнаваемым благодаря этому разговору и сказки, помогает мне в качестве типовой контрпереностной реакции, когда я сталкиваюсь с аутистическим объектом, например, в снах пациентов.  
 
Аутистический объект может встречаться в сновидениях пациентов с ранним расстройством отношений с первичным объектом, т.е. с матерью. Его еще можно назвать «плоская грудь», т.е. базовый объект, который отличается как от плохой, так и от хорошей 3D груди. Грубо говоря, плохой объект несет в себе бета-элементы по Биону, хороший объект – альфа-элементы. Но благодаря этим флуктуациям с ними как-то можно иметь дело. 
Крайне трудно иметь дело с аутистическим объектом, т.е. плоским двухмерным объектом. О нем скорее можно судить не по наличию некого излучения, а по его отсутствию. Отношения «я – объект» оказывают влияние, хорошее или плохое, на обе стороны, но какие отношения могут быть с плоским объектом? Иными словами «плоская грудь» может вселять недифференцированные часто непереносимые реакции. 
 
Нахождение с данным объектом невыносимо по причине невозможности удалиться от него, и невозможности установить какие-либо отношения. Здесь важно не путать его с проявлением комплекса слияния (fusion complex) по Шварц-Саланту, который наоборот характеризуется сильнейшим слиянием с объектом и одновременным от него отторжением. Важно отметить, что комплекс слияния – это сложная и объемная система частично находящаяся в недосягаемом 4D символическом измерении. Пресловутый «утка-кролик» — более чем объемный, так же как и Бутыль Кляйна. 
 
Аутистический объект формирует аутистическое Я, которое имеет черты схемы или плоскости, что отражает линейный характер отсутствующих отношений и/или отсутствующего трехмерного объекта. 
 
Аутистический объект похож на частичный, плоский обрубок, который перекрывает возможность «нормального» развития Я в отношениях (плохих-хороших) и через отношения в виду отсутствия базового шаблона каких-либо взаимодействий. Ни о какой целостности и завершенности здесь не может идти и речи. Вот почему коррекция детей, страдающих аутизмом, требует столько длительных и титанических усилий по созданию нового базового объемного шаблона. 
 
Психика ребенка, страдающего аутизмом, словно застыла на плоскости, ему больно и страшно, когда что-то извне пытается «запихать» какой-либо объем в его плоский мир. 
 
В жизни младенца могут быть ситуации, которые формируют аутистический объект, но он может благополучно погружаться в бессознательное на фоне воздействия объемных процессов, влияющих на формирование Я и базовых отношений. Однако в дальнейшем этот аутистический объект дает о себе знать, например, при столкновении с подходящим объектом или типом взаимодействия объектов, которые позволяют спроецировать его вовне, как это случилось с моим знакомым в истории с плоской рожей. Иными словами речь идет о реакции на внешний объект, который имеет свойства аутистического. Так как эта проекция носила характер «плоской» проекции, то ее дифференциация не так просто далась. 
 
Пока аутистический объект находится на своем месте «под комодом», он может долго себя не проявлять, хотя другие трехмерные объекты чувствуют, что там скрывается что-то ужасное (иное). Скорее всего, обнаружить аутистический объект можно по его специфической плоской структуре на фоне объемных объектов или даже нападении на объекты, или на основе регистрации «отсутствия объекта (объема)» там, где он должен быть. 
 
Вот некоторые примеры аутистических объектов в сновидениях клиентов: 
1) … «я нахожу древнюю погребальную капсулу, пытаюсь ее отвернуть, внутри вместо праха, я вижу небольшой обрубок мужского торса, он плоский и словно резиновый, и вызывает отторжение и ужас, потому еще, что кажется еще живым»… 
2) … «я подхожу к гробу, где лежит тело моей умершей матери. Она высохшая и плоская, как плоский картонный объект, я ее поднимаю, она легкая. Моя девушка забирает ее у меня и начинает с ней играться как с плоской куклой, складывая пополам и разгибая»… 
3) … «я заглядываю из своего окна в странный мир, где живут странные плоские существа, когда я туда попадаю, они вызывают у меня спокойствие, потому что они выглядят, как плоские призраки. Однако я ошибаюсь, потому что, несмотря на их плоскость, они материальные и имеют жуткую пасть»… 
4) … « я сплю, когда я просыпаюсь от чего-то присутствия, то вижу перед собой лицо своей бабушки, в нем что-то ужасное, неестественное, она в черных солнечных очках. Когда я снимаю очки, я вижу что на самом деле это лишь кусок кожи с ее лица, а вместо глаз дыры, через которые виден потолок»… 
5) … «на меня нападает толстоватый повар, у которого что-то очень страшное на лице, я понимаю, что половина его лица вогнута, как будто там отсутствует челюсть, или вообще ничего нет, просто размытое пятно»… 
 
И в заключении о проявлении социального аутизма. 
 
Типичным аутистическим объектом российского общества может служить мумия Ленина. 
 
И еще кое-что. В настоящее время в нашем обществе наблюдается атака плоского сознания на более сложный мир объемных объектов. С плоских экранов нам подсовывается плоская, линейная система простых и примитивных выводов, плоских и мертвых ценностей, а также бело-черное разделение на своих и чужих. Плоское сознание стирает 3D реальность, превращая нас в плоскую колоду карт, которую тасуют словно в сказке «Алиса в стране чудес». 
 
 
Сейчас как никогда  полезно вспомнить, что это всего лишь нарисованная кем-то страшная Рожа, и рано или поздно ее остановит 4D мир своим светом, и она вернется туда, где ее место, т.е. под старый комод истории, где она словно из могилы будет таращиться и пугать окружающий мир трехмерных объектов. В сказке Толстого месяц не только не боится рожи, но и благодаря своему свету делает нечто очень важное: от его света у плоской рожи появляется ТЕНЬ. Иными словами, она на какое-то мгновение стала принадлежать 3-х мерному миру, потому что отбросила свою Тень. Тень рожи делает ее уязвимой для прожорливого башмака, который теперь может ее проглотить и нейтрализовать. 
Чем больше мы будем высвечивать тень нашей российской лживой рожи, тем больше она будет уязвима. Рано или поздно ее власть падёт. Вопрос только в том, сколько еще объектов она сумеет искалечить, прежде чем ее проглотит и выплюнет наш русский, дурак-дураком старый рваный прожорливый башмак, который только и знает, что просит: — Каши! Каши! Каши! 
 
(Москва, октябрь 2014 года)

Оставить отзыв:

Отзывы появляются после проверки модератором.